Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Дети 80-х годов 20-го века. Как мы росли.

Вчера случайно нашла в интернете удалённую из Википедии страницу детской хоровой студии "Соколята". Страница была удалена поскольку "значимость не показана". Так и написано



А ведь я одна из "Соколят". Сохранилось множество фотографий с наших гастролей на которые мы ездили каждую весну. Значимость хоровой студии "Соколята" состояло в том, чем были заняты дети 80-х годов 20 века, в какой атмосфере росли и формировались.

Как написали критики "какая-то студия при заводе, каких множество". Завод ГПЗ имел к нам отношения лишь постольку поскольку мы занимались музыкой на территории его Дворца Культуры. Кстати, именно этот ДК стал впоследствии печально известен как "Норд Ост". Сцена ДК для нас была родной, выступления там - обычные будни.


На этой сцене выступали многие знаменитости: Владимир Винокур, Юрий Горный, Леон Измайлов и это только те, кого я запомнила. Там постоянно проходили какие-то творческие вечера. В корридорах я встречала и Юрия Николаева и Гарри Каспарова.

Я размещу в этом посте удалённую статью из Википедии и немножко разукрашу ее фотографиями и небольшими комментариями к этому тексту.

«Соколята» — детская музыкально-хоровая студия, созданная при 1-м ГПЗ (Государственном подшипниковом заводе) города Москвы.

Студия просуществовала с начала 70-х годов до начала 90-х. Главным художественным руководителем и дирижёром студии долгое время являлась Метеличенко Наталья Владимировна. ХормейстеромКассимская Нина Борисовна. Студия получила своё название в честь Соколова (который в своё время был учителем основателя студии Метеличенко Н. В.)

Фото с Ниной Борисовной я не нашла. А вот Наталья Владимировна (в центре) и два преподавателя студии. Слева - Татьяна Митрофанова концертмейстер Соколят и преподаватель по классу фортепьяно (рассказывала, что училась в Ипполитова-Иванова с Аллой Пугачевой). Справа Татьяна Борщ, если не ошибаюсь, тоже преподавала игру на фортепиано.

Студия функционировала в Москве по адресу ДК 1-го ГПЗ (ул. Мельникова, д. 7) в здании впоследствии печально известного «Норд-Оста».

Студия предоставляла классы по 4-м категориям: сольфеджио, музыкальная литература, хоровое обучение и музыкальный инструмент (классы по фортепьяно, баяну, аккордеону, и т. д.). Как правило инструмент был 2 раза в неделю в отдельные дни. Ещё два дня были спаренные: хор + сольфеджио или хор + муз. литература.

Полный курс обучения был 7 лет. Приём детей осуществляся с 6-7 лет. Детей завлекали в студию преподаватели студии, ходившие по начальным классам общеобразовательных школ Москвы. Потом по почте приходила открытка, прийти на прослушивание.

Стоимость обучения 15 рублей в месяц (в деньгах выпуска 1961-го года).

Трёх-голосый хор был ключевым предметом студии. Без сдачи хора закончить студию и получить аттестат было практически невозможно. «Сдача хора» подразумевала сдачу примерно 25-35 голосовых партитур, с которыми на текущий год выступал (или гастролировал) хор. Репертуар постоянно менялся.

Вот этот абзац даже прокомменировать не могу, поскольку бросила студию через пять лет и аттестат не получала. У нас были занятия по хоровому пению, где с каждым занимался преподаватель, это помню. Сложности сдать партитуры я не вижу. Мы все очень хорошо знали абсолютно все исполняемые песни.

Я достаточно рано выбрала профессию. Бросив музыкальную студию, через несколько месяцев я поступила в "Школу Юного Экономиста" при МГУ им. Ломоносова. Кстати, однажды на территории МГУ я встретила одного из наших ребят-соколят. Он учился там же, но был связан с математикой. Вот такие талантливые и разносторонние были у нас ребята.

В основном хоре в большинстве выступали девочки (количество мальчиков варьировалось от 5 до 10), потому и деление хора по голосам было женским: первое сопрано, второе сопрано и альты.

Меня сначала поставили в Альты, но несколько позже перевели во Второе Сопрано.

Кроме главного хора в студии был подготовительный, откуда подросшие дети и переходили в основной хор.

Вот этого я совсем не помню. Наверное была какая-то начальная группа, из которой переходили после окончания 3-его класса школы. Я пришла в Соколята уже третьеклассницей. Помню, что год училась как-то вне основного хора.

Раз в год студия проводила отчётный концерт, в котором участвовали все коллективы ДК 1-го ГПЗ: хореографический, музыкальный, и т. д.

Еще у нас два раза в год был экзамен по игре на фортепиано. И однажды мы даже учавствовали в каком-то общемосковском конкурсе молодых пианистов. Учавтвовала моя родная сестра. Ей не дали приз только из-за того, что она испольняла Кабалевского, который там что-то где-то не то для коммунистов сделал или сказал. Вот по таким критериям проводили отбор талантов в СССР. Можете себе представить? Девочка выступила лучше всех, но композитор неправильный оказался и приза она не достойна.

В репертуаре были как народные песни (русские, украинские, белорусские…) и песни советских композиторов, так и серьёзные произведения классиков — Генделя, Перголези и т. д.

Перед тем, как ехать на гастроли в какую-то республику, мы изучали несколько песен на местном языке, так что пели даже на латышском. Я потом еще долго помнила слова песен, смысл которых был совершенно недоступен.
В репертуаре были даже песни Бортнянского, но вроде как адаптированные под светское государство. Гимн "Славься" Глинки и песню "Ой по над Волгой" помню до сих пор. Вот как нас учили! Не забываются песни через столько лет.


Детсткий хор ГосТелеРадио СССР был, конечно, по тем временам вне конкуренции, но «Соколятам» удалось несколько раз записаться на радио. Это было большой честью.

Помню как записывались. Вот только, что это "большая честь" узнала только из этой статьи. Для нас любое выступление было буднями. Какая разница где петь: в концертном зале или на радио.

Мы и на телевидении пели, на самом деле. Один раз за мою карьеру точно была съемка. На творческом вечере Георгия Струве в Московской Консерватории. Нас расставили по балконам и в определенный момент мы по команде подпевали выступающим на сцене. Воспоминания испорчены лишь одним нюансом: с нас собрали по рублю за входной билет. Т.е. мы и выступали и еще и платили за этот концерт.

А это фото сделано 21 апреля 1985-года на творческой встрече с композитором Маргаритой Кочетовой в школе №405. Мужчины не наши, это был настоящий военно-морской ансамбль.


Помимо жёсткой конкуренции с хорами ДК «ЗИЛ» и ДК «АЗЛК», совместные концерты с которыми имели место быть, особой статьёй жизни студии был двусторонний хоровой обмен с хорами других городов (Киева (1985), Львова (1984), Ленинграда (1983), Минска (1982), и т. д.). Гастролирующий хор расселялся по квартирам принимавшего хора.

Какая конкуренция??? Жёсткая??? Что-то даже представить себе это сложно. Был как-то раз концерт на территории АЗЛК. Всё, что помню по этой теме. Мы же не за деньги выступали. Концертов было много.

В этом абзаце из Википедии много букв, а читается скучно то, что было САМЫМ ИНТЕРЕСНЫМ.

То, что названо "хоровой обмен" мы называли гастролями. Каждую весну мы уезжали примерно на неделю в какую-то новую столицу союзной республики СССР. Иногда нас, действительно, расселяли по квартирам таких же детей из хоровых студий. Так было в Риге и в Мукачево. В Кишиневе мы жили в отеле, если ничего не путаю, то он назывался "Стругураш". Где в Ленинграде жили остальные ребята я не помню. У меня там родственники и я останавливалась у них. Больше того, в Ленинград мы ездили всей семьёй, т.е. мои родители поехали вместе с нами.

Кроме совместных  выступлений хоров, наш досуг был достаточно хорошо организован. Бесконечные экскурсии. Живя в Кишиневе, нас, например, возили в Одессу.


Благодаря Соколятам я достаточно спокойно отношусь к возможности попутешествовать. Для меня не представляет никакой проблемы проходя мимо касс продающих билеты, купить билет на ближайший поезд и съездить, например, в соседнюю Белорусь на один день. Лёгкость адаптации в незнакомом месте и любовь к поздкам на поезде осталась с тех времен.

В момент Чернобыльской катастрофы (26.04.1986), хор находился на гастролях в близлежащем Мукачево.

Да. Почти всё так и было. Только мы не были в самом Мукачево именно в этот момент. Объясню Мы приехали где-то на день позже. В этот самый момент мы еще находились в Москве. Я помню, что в первые сутки после этой кошмарной аварии мы провели ночь в поезде, который простоял во Львове до утра. Потом писали, что именно во Львов добралось радиоактивное облако ровно через день.

В момент наших гастролей вся эта история была засекречена. Несмотря на жуткую духоту в вагоне, нам запрещали открывать окна. Проводники точно также ничего не знали, говорили "нельзя и всё". Это было странным, мы сильно таяли, но слушались. Детский хор занимал полностью весь плацкартный вагон.  До сих пор не понимаю, чьё это могло быть такое мудрое решение "защитить детей от радиации, закрыв в душном вагоне поезда". О том, что произошло мы узнали только по возвращении в Москву, уже после майских праздников.

В Мукачево мы гостили у детского хора мальчиков. Бабушка мальчика, у которого жила я, говорила только на украинском, я даже выучила несколько слов,  и еще меня тогда поразило, что можно по телевизору смотреть телепрограммы Польши, Венгрии и т.д. В Москве такого не было никогда.
Самым смешным в Мукачево тех времен был плакат, который висел в витринах всех парикмахерских. Мужчины с плаката были мало похожи на клиентов парикмахера.
Вот эти мужчины:

Еще запомнились люди, повсеместно продающие с лотков коробки с шоколадными конфетами. Конфет было очень много, совершенно разных. Их толком даже никто и не покупал. В Москве тех времен коробки с шоколадными конфетами были невероятным дефицитом. Это, к слову, история про эффективность системы снабжения продуктами тех времен.

Ездили на экскурсию в Ужгород, где нам показывали границу с соседними странами восточной Европы.

Про поездку во Львов в 1984-м и в Киев в 1985-ом, о которых говорилось в статье Википедии ничего не знаю. Я никогда не была ни в Киеве, ни во Львове, хотя была участником хора в эти годы. Очень хочу съездить. Киев сейчас стоит в моем списке городов, которые я обязательно посещу, когда финансовое положение позволит. Если, конечно, впустят.

Самые первые мои гастроли. Кишинев.


Вот фото нашей поездки в Ленинград (тогда он так назывался).

Это Рига (1987 год). Кроме концертов совместно с рижским хором было очень много интересных экскурсий. Мы ходили на оперу "Сивильский цирюльник", на выставку современного искуства, в Домский собор, ездили в Саласпилс, в Юрмалу. С тех пор я просто влюблена в то как звучит пение латышей. Такого янтарного звука я ни у кого больше не слышала, разве что в Литве. Они лучшие.

С развалом СССР, хоровая студия просуществовала недолго, но благодаря великолепнейшим руководителям студии выявила многие скрытые детские таланты, которые впоследствии продолжили обучение в Гнесинском училище, столичной консерватории и других музыкальных институтах мира.

Вот это тоже правда. Я помню девочку, которая пришла очень счасливая и с цветами к Наталье Владимировне, после чего нам объявили, что она поступила в Гнесинку.

Кроме всего при мне зарождались какие-то отношения с Чехословакией. Помню, как нам раздавали подарки, присланные оттуда.